Статьи

Украина и ядерная ответственность

Надо признать, главный козырь Украины в переговорах с Евросоюзом и США, заходя с которого Киев требует индульгенций по всем преступлениям против собственного народа, это, конечно, Будапештский меморандум 5 декабря 1994 года.

«В то время Украину, совсем молодое независимое государство, которому исполнилось три года, убеждали в том, что ядерное оружие ей не понадобится, ведь гарантами ее суверенитета, неприкосновенности границ и независимости выступили такие сверхмощные государства, как США, Великобритания и Россия. Тогда политическое руководство Украины поверило в действенность международных гарантий, но через 20 лет оказалось, что гарантии были пустыми и не имели никаких оснований, хотя и были подписаны высшими должностными лицами стран-подписантов… То есть… Украину разоружили реально, а гарантии оказались условными» – официальное заявление главы СНБО Украины Александра Турчинова. Используется этот козырь и во внутригосударственной пропаганде: мы подарили свое оружие России, под расписку США, Британии, но нас, молодых трехлеток, обманули.

Да, метаморфоза 1991 года, распад СССР, событие сложнейшее, в том числе и для системы международного права как такового, и относительно благополучное (относительно – хотя бы Югославии) разрешение этого уникального в мировой истории кризиса – тема исторических исследований еще многих десятилетий. Однако и сейчас, не прячась за «правовой анализ будущих десятилетий», можно представить контуры обсуждения. В 1990-м все республики обзавелись справками, что СССР, Центр, Москва их «грабит». «День непослушания»… Но вот долги СССР – приняла Россия.

Ядерное наследство. Получить вместо СССР 3–4 ядерные державы – это был главный страх Вашингтона, Лондона. Ведь страны, реально имеющие ядерное оружие, знали, что просто его хранение, недопущение каких-то инцидентов, вплоть до самоподрыва (и не «смертниками», а просто комбинацией действия некоторых неотменимых законов физики), – сложнейшая научно-техническая задача, сравнимая по сложности с его созданием.

Нет, США и Британия из собственных опасений подвигли Киев подписать Будапештский меморандум. И они же первые признали, что случаи распада таких многонациональных стран, как Югославия, СССР, – это особые случаи. И принцип гарантированности границ нарушен ими был не в 2014-м, а в 1999-м! Сербия, Косово…

И сложность (непосильную для отдельных республик!) обращения с атомом продемонстрировала, как раз Украина – Чернобыль. Сегодня генерировать версии катастрофы – потрясающее раздолье для конспирологов. Играющие «в версии» тоже скучать не дают, 4-й реактор взорвали, чтоб: извести украинцев, покончить с СССР (то есть, наоборот, освободить украинцев)…

Например, Николай Кравчук в своей книге «Загадка Чернобыльской катастрофы» привел версию, за которую был уволен с работы в Институте теоретической физики Национальной академии наук Украины. Собственно, версия: взрыв реактора был заранее спланирован и осуществлен под руководством горбачевского ЦК КПСС, а вина свалена на персонал станции.

Официальная версия, представленная в 1986 году сессией МАГАТЭ: «Первопричина аварии – маловероятное сочетание нарушений порядка и режима эксплуатации, допущенное персоналом энергоблока».

Госбезопасность Украины провела свое расследование. Предварительные выводы были сделаны уже к 4 мая 1986 года, окончательные – к 11 мая того же года. Общей причиной аварии явилась низкая культура работников АЭС. Подчеркиваю: речь идет не о квалификации, а о культуре работы, внутренней дисциплине и чувстве ответственности» (документ № 29 от 7 мая 1986 года). «Взрыв произошел вследствие ряда грубых нарушений правил работы, технологии и несоблюдения режима безопасности при работе реактора 4-го блока АЭС» (документ № 31 от 11 мая 1986 года).

Да, СССР «виноват» уже тем, что построил ЧАЭС. Возможно, союзное руководство виновато – уже без иронии – в том, что передало атомные станции из Минсреднемаша в Минэнергетики, что позволило набирать местный персонал без оглядки на Москву. Кстати, насчет союзного центра, Москвы. В 1986 году заведующим сектором атомной энергетики ЦК КПСС в Отделе тяжелой промышленности и энергетики ЦК КПСС был Георгий Копчинский, ранее работавший на ЧАЭС, бывший руководитель Департамента атомной энергетики и промышленности Совета министров СССР. После 1991 года – заместитель председателя Государственного комитета Украины по ядерной и радиационной безопасности, с 2000-го – гендиректор Госатома Украины.

Все вышесказанное ни в коем случае не намек на якобы национальную техническую бездарность украинцев. Местническая безалаберность, «халява» могли погубить и АЭС на территории России. Вывод прост: атомное оружие, атомная энергетика созданы крайним напряжением сил всего СССР, поддержать их на плаву – задача почти такая же сложная. Тут имел значение научный потенциал страны, количество и качество НИИ, предприятий… А ведь некоторые еще вооружились версией на «всякий пожарный (и в буквальном смысле) случай»: «А ция москальска штуковина!» – это с функционированием АЭС несовместимо.

Вообще вольное обращение с любым «подарком из Москвы» чревато… Актуальный пример – официальная версия, зафиксированная в учебниках истории: «Включение Крымского полуострова в состав Украины было попыткой переложить на ее плечи моральную ответственность за выселение татарского населения и вынудить взять на себя ответственность за восстановление хозяйственной и культурной жизни полуострова».

Игорь Шумейко, 15.01.2016